Семейный кодекс статья про банкротство

семейный кодекс статья про банкротство

Обзор судебной практики на тему: «О некоторых вопросах применения положений ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в части банкротства граждан, связанных с семейными отношениями». Подготовлен в соответствии с планом работы четвертого судебного состава коллегии по рассмотрению дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений, на I полугодие 2018 года

Правовые основы признания должника несостоятельным (банкротом), порядок и условия осуществления мер по предупреждению несостоятельности (банкротства), порядок и условия проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве, иные отношения, возникающие при неспособности должника удовлетворить в полном объеме требования кредиторов, установлены Федеральным законом от 27.09.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве).


Федеральным законом от 29.06.2015 № 154-ФЗ «Об урегулировании особенностей несостоятельности (банкротства) на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» с 1 октября 2015 года в действие введена глава X о банкротстве гражданина в новой редакции.

Положениями части 1 статьи 223 АПК РФ, статьи 32 Закона о банкротстве предусмотрено, что дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным АПК РФ, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы о несостоятельности (банкротстве).

Согласно пункту 1 статьи 213.1 Закона о банкротстве отношения, связанные с банкротством граждан и не урегулированные настоящей главой, регулируются главами I — III.1 (Общие положения, Предупреждение банкротства, Разбирательство дел о банкротстве в арбитражном суде, Оспаривание сделок должника), VII (Конкурсное производства), VIII (Мировое соглашение), параграфом 7 главы IX (Банкротство застройщиков) и параграфом 2 главы XI (Банкротство отсутствующего должника) настоящего Федерального закона.

В силу статьи 213.2 Закона о банкротстве при рассмотрении дела о банкротстве гражданина применяются следующие процедуры: реструктуризация долгов гражданина, реализация имущества гражданина, мировое соглашение.

Правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании гражданина банкротом обладают гражданин, конкурсный кредитор, уполномоченный орган (пункт 1 статьи 213.3 Закона о банкротстве).

Заявление о признании гражданина банкротом принимается арбитражным судом при условии, что требования к гражданину составляют не менее чем пятьсот тысяч рублей и указанные требования не исполнены в течение трех месяцев с даты, когда они должны быть исполнены, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом (пункт 2 статьи 213.3 Закона о банкротстве).

Статья 213.4 Закона о банкротстве предусматривает как обязанность гражданина обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании его банкротом — в случае, если удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения гражданином денежных обязательств и (или) обязанности по уплате обязательных платежей в полном объеме перед другими кредиторами и размер таких обязательств и обязанности в совокупности составляет не менее чем пятьсот тысяч рублей (пункт 1 указанной статьи); так и право на такое обращение — в случае предвидения банкротства при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что он не в состоянии исполнить денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей в установленный срок, при этом гражданин отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества (пункт 2 указанной статьи).

По результатам рассмотрения такого заявления арбитражный суд выносит одно из определений, указанных в пункте 1 статьи 213.6 Закона о банкротстве, а именно: о признании обоснованным указанного заявления и введении реструктуризации долгов гражданина, о признании необоснованным указанного заявления и об оставлении его без рассмотрения, о признании необоснованным указанного заявления и прекращении производства по делу о банкротстве гражданина.

Таким образом, согласно п. 1 ст. 213.6 Закона о банкротстве в случае признания заявления о несостоятельности должника-гражданина обоснованным суд, по общему правилу, вводит в отношении такого должника процедуру реструктуризации долгов.

Исключение из общего правила закреплено в п. 8 ст. 213.6 Закона о банкротстве — арбитражный суд вправе по результатам рассмотрения обоснованности заявления о признании гражданина банкротом на основании ходатайства гражданина вынести решение о признании его банкротом и введении процедуры реализации имущества гражданина, если гражданин не соответствует требованиям для утверждения плана реструктуризации долгов, установленным п. 1 ст. 213.13 Закона о банкротстве.

Как следует из положений статьи 213.25 Закона о банкротстве все имущество гражданина, имеющееся на дату принятия решения арбитражного суда о признании гражданина банкротом и введении реализации имущества гражданина и выявленное или приобретенное после даты принятия указанного решения, составляет конкурсную массу, за исключением имущества, на которое не может быть обращено взыскание в соответствии с гражданским процессуальным законодательством.

В конкурсную массу может включаться имущество гражданина, составляющее его долю в общем имуществе, на которое может быть обращено взыскание в соответствии с гражданским законодательством, семейным законодательством. Кредитор вправе предъявить требование о выделе доли гражданина в общем имуществе для обращения на нее взыскания (пункт 4 указанной статьи).

Поскольку действующим законодательством РФ установлен режим совместной собственности супругов (Глава 7 Семейного кодекса РФ), исключение которого из конкурсной массы должника-гражданина не предполагает действующее законодательство о банкротстве, рассматривая дела о признании банкротом гражданина, судам следует применять специальные нормы, связанные с семейными отношениями.

В связи с чем, пункт 3 статьи 213.4 устанавливает необходимость представления заявителем-должником наряду с документами, предусмотренными процессуальным законодательством, документами, обосновывающими наличие задолженности, неудовлетворительного финансового положения, сведений об имуществе и пр., документы, позволяющие суду на стадии рассмотрения заявления на предмет обоснованности требований установить наличие заинтересованных лиц, имущественные права которых могут быть затронуты в ходе дела о несостоятельности (банкротстве), в том числе: копию свидетельства о заключении брака (при наличии заключенного и не расторгнутого на дату подачи заявления брака), копию свидетельства о расторжении брака, если оно выдано в течение трех лет до даты подачи заявления (при наличии), копию брачного договора (при наличии), копию соглашения или судебного акта о разделе общего имущества супругов, соответственно заключенного и принятого в течение трех лет до даты подачи заявления (при наличии), копию свидетельства о рождении ребенка, если гражданин является его родителем, усыновителем или опекуном.

Согласно абз. третьему п. 2 ст. 213.6 Закона о банкротстве в случае, если в рамках рассматриваемого дела затрагиваются права несовершеннолетнего лица либо права лица, признанного судом недееспособным, при вынесении арбитражным судом определения о признании обоснованным заявления должника, конкурсного кредитора или уполномоченного органа о признании гражданина банкротом, введении реструктуризации его долгов или признании гражданина банкротом и введении реализации имущества гражданина арбитражный суд привлекает к участию в рассмотрении дела о банкротстве гражданина орган опеки и попечительства.

Таким образом, нормы действующего законодательства о банкротстве предусматривают не только исследование судом сведений, касающихся как личности самого должника-гражданина, так и лиц, права которых могут быть затронуты в процедуре банкротства такого гражданина, но и защиту интересов таких лиц путем привлечения соответствующего органа, применения иных норм, связанных с семейными отношениями, не урегулированными специальными нормами Закона о банкротстве.

Кроме того, в статье 213.26 Закона о банкротстве, предусматривающей особенности реализации имущества гражданина, законодателем учтены случаи наличия у должника общей собственности.

Так, согласно пункту 7 указанной статьи имущество гражданина, принадлежащее ему на праве общей собственности с супругом (бывшим супругом), подлежит реализации в деле о банкротстве гражданина по общим правилам, предусмотренным настоящей статьей. В таких случаях супруг (бывший супруг) вправе участвовать в деле о банкротстве гражданина при решении вопросов, связанных с реализацией общего имущества. В конкурсную массу включается часть средств от реализации общего имущества супругов (бывших супругов), соответствующая доле гражданина в таком имуществе, остальная часть этих средств выплачивается супругу (бывшему супругу). Если при этом у супругов имеются общие обязательства (в том числе при наличии солидарных обязательств либо предоставлении одним супругом за другого поручительства или залога), причитающаяся супругу (бывшему супругу) часть выручки выплачивается после выплаты за счет денег супруга (бывшего супруга) по этим общим обязательствам.

Анализ судебной практики Арбитражного суда Амурской области с 01.10.2015 по 31.12.2017 года показал, что, соблюдая требование абз. третьего п. 2 ст. 213.6 Закона о банкротстве при введении процедур банкротства должника-гражданина, суд привлекает к участию в деле соответствующий орган опеки и попечительства по месту жительства должника, между тем, примеры фактического участия таких лиц в ходе процедуры банкротства практика Арбитражного суда Амурской области не содержит.

Между тем, имеются примеры применения в делах о банкротстве граждан норм семейного законодательства в рамках рассмотрения судом обособленных споров, касающихся требований об оспаривании сделок должника, о включении в реестр кредиторов должника.

В силу пункта 3 статьи 213.32 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника-гражданина по указанным в статье 61.2 или 61.3 настоящего Федерального закона основаниям подается в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве гражданина, и подлежит рассмотрению в деле о банкротстве гражданина независимо от состава лиц, участвующих в данной сделке.

Согласно данным системы АИС «Судопроизводство» за обобщаемый период Арбитражным судом Амурской области рассмотрено 72 заявления об оспаривании сделок должника-гражданина, из них 2 – с применением норм семейного законодательства.

Так, решением Арбитражного суда Амурской области от 13.09.2016 по делу № А04-8007/2016 Суворов Игорь Анатольевич признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыта процедура, применяемая в деле о банкротстве – реализация имущества гражданина, финансовым управляющим утвержден Пешкун С.С.

В рамках указанного дела арбитражный суд обратился финансовый управляющий должника с заявлением (с учетом уточнения) о признании недействительным договора купли-продажи от 06.02.2015, заключенного между Суворовым Игорем Анатольевичем и его супругой – Суворовой Ларисой Васильевной, применении последствий недействительности сделки в виде взыскания с Суворовой Л.В. в конкурсную массу должника ½ общего дохода от реализации проданного по спорной сделке автомобиля (190 000 руб.) марки MAZDA DEMIO, № двигателя JZ-641000, №кузова DE3FS-153207, год выпуска 2008 в сумме 95 000 руб.

Определением от 05.09.2017 требования финансового управляющего удовлетворены, договор купли-продажи автомототранспортного средства от 06.02.2015 признан недействительной сделкой на основании пункта 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, поскольку судом установлено, что спорная сделка совершена в пределах трехгодичного срока до принятия судом заявления о признании должника банкротом, в условиях недостаточности имущества должника, при наличии цели причинения вреда имущественным правам кредиторов и в отношении заинтересованного лица – супруги должника.

Отклоняя довод ответчика о том, что и до и после совершения оспариваемой сделки автомобиль являлся совместной собственностью супругов Суворовых, денежные средства, полученные от реализации автомобиля третьему лицу, расходовались на нужды семьи, суд указал, что в материалы дела не представлено каких-либо доказательств возникновения правового статуса совместной собственности на спорный автомобиль, приобретения данного имущества за счет совместно нажитых денежных средств супругов.

Суд также указал на недоказанность довода о расходовании денежных средств на нужды семьи, в обоснование которого ответчиком представлены выписки о движении денежных средств, поскольку выписка по счету Суворовой Л.В., открытому в ПАО «Восточный экспресс банк», на который поступили денежные средства от реализации автомобиля в размере 290 000 руб., в материалах дела отсутствовала.

Кроме того, суд подчеркнул, что, тот факт, что денежные средства от реализации автомобиля третьему лицу расходовались на нужды семьи, не имеет значения при рассмотрении вопроса о признании сделки недействительной, поскольку Суворова Л.В. вправе расходовать принадлежащие ей денежные средства по своему усмотрению.

Рассматривая вопрос о применении последствий недействительности сделки, суд, учитывая установление факта выбытия спорного имущества из владения ответчика, пришел к выводу о необходимости взыскания с Суворовой Л.В. денежных средств в размере действительной рыночной стоимости спорного автомобиля на момент заключения сделки – в сумме 290 000 руб., составляющих цену, по которой спорное имущество в последствии реализовано ответчиком.

Между тем, учитывая, что суд не вправе выходить за пределы заявленных требований, рассматриваемым определением применены последствия недействительности сделки в виде взыскания с Суворовой Л.В. в конкурсную массу Суворова И.А. денежных средств в размере 95 000 руб. в качестве действительной стоимости отчужденного имущества.

Прим. Апелляционная жалоба ответчика на указанное определение возвращена судом апелляционной инстанции по заявлению апеллянта.

Решением от 27.05.2016 по делу № А04-3414/2016 Шеболтас О.В. признана несостоятельным (банкротом), в отношении неё введена процедура реализации имущества гражданина, финансовым управляющим утвержден Меньшов Константин Александрович.

В рамках настоящего дела в арбитражный суд обратилось ПАО «Сбербанк России» с заявлением (с учетом уточнения) о признании недействительным на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве договора дарения квартиры от 14.12.2015, заключенного между Шеболтас О.В. и Шеболтас Дарьей Андреевной, Шеболтас Артемом Андреевичем в отношении объекта недвижимости – однокомнатной квартиры общей площадью 36 кв.м, расположенной по адресу: Амурская область, г. Благовещенск, ул.Островского, д.253/2, кв.10 этаж 4, и применении последствий недействительности сделки в виде двусторонней реституции.

Определением от 27.07.2017, оставленным без изменения постановлениями Шестого арбитражного апелляционного суда от 12.10.2017, Арбитражного суда Дальневосточного округа от 19.12.2017, в удовлетворении заявления отказано.

Обращаясь в суд с указанными требованиями, заявитель ссылался на заключение сделки между заинтересованными лицами с целью причинения вреда кредиторам, поскольку оспариваемая сделка была заключена через две недели после вручения должнику требования об исполнении кредитных обязательств; при этом должник совершил сделку, осознавая, что спорная квартира не является единственным жильем, на которое будет обращено взыскание по неисполненным обязательствам. Кроме того, должник ссылался на фактическую принадлежность спорной квартиры несовершеннолетним детям, при этом договор ипотеки на приобретение данного имущества был заключен непосредственно с должником — Шеболтас О.В., указание Администрации г.Благовещенска о перерегистрации квартиры на детей не было исполнено в срок, при этом данное имущество было предложено должником в качестве залога по иным кредитным обязательствам.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд исходил из того, что заявитель не доказал наличие всей совокупности условий, предусмотренных для признания оспариваемой сделки недействительными на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, в частности, что должник на момент ее совершения отвечала признакам неплатежеспособности или недостаточности имущества.

Так, судом установлено, что наличие у Шеболтас О.В. перед ПАО «Сбербанк России» задолженности в размере 16 091 918, 69 руб. явилось основанием для признания банком факта неплатёжеспособности Шаболтас О.В. на момент совершения сделки дарения от 14.12.2015. Между тем, судом обеих инстанций установлено, что в рамках иного обособленного спора в настоящего дела о несостоятельности (банкротстве) Шеболтас О.В., по которому рассматривалось заявление о признании ряда сделок совершенных в период с 30.04.2013 по 31.03.2015 в общей сумме 3 047 447, 86 руб. судом установлено отсутствие признаков неплатёжеспособности Шаболтас О.В.

Рассмотрев указанные требования, исходя из анализа приведенных доказательств, суд установил, что покупка спорной квартиры была осуществлена Шеболтас О.В. в интересах ее несовершеннолетних детей Шеболтас Д.А. и Шеболтас А.А., соответственно, спорное имущество является собственностью именно детей и в силу пункта 4 статьи 60 Семейного кодекса РФ их мать Шеболтас О.В. не имеет права собственности на данное имущество.

При этом суд отметил, что в данном случае приобретение квартиры в интересах несовершеннолетних граждан на имя их матери – Шеболтас О.В. опосредовано тем, что приобретение имущества требовало привлечения кредитных средств, а заключение опекуном кредитных договоров от имени несовершеннолетних граждан законодательством запрещено. Поскольку кредитные обязательства были обеспечены залогом имущества, перерегистрация данного имущества на имя детей была возможна только после снятия обременения.

В этой связи отклонены заявителя об отсутствии права Шеболтас Д.А. и Шеболтас А.А. на спорное имущество ввиду заключения договора ипотеки на приобретение данного имущества непосредственно на имя должника — Шеболтас О.В., так как представленные доказательства в совокупности свидетельствуют об обратном.

Тот факт, что указание Администрации г. Благовещенска о перерегистрации квартиры на детей не было исполнено в установленный срок, при этом спорное имущество было предоставлено Шеболтас О.В. в качестве обеспечения по иным кредитным обязательствам, не исключает то обстоятельство, что в рассматриваемом деле квартира приобретена в интересах несовершеннолетних детей и родители не имеют права собственности на такое имущество. В данном случае ненадлежащее исполнение должником своих обязательств по своевременной перерегистрации права собственности на несовершеннолетних детей влечет для должника ответственность, предусмотренную гражданским и семейным законодательством, но не может свидетельствовать в пользу доводов заявителя о недействительности сделки.

Таким образом, судом установлено, что спорное имущество фактически принадлежало несовершеннолетним Шеболтас Д.А. и Шеболтас А.А., однако в силу необходимости заключения договора ипотеки в определенный период времени было зарегистрировано за их матерью Шеболтас О.В. (должником в настоящем деле о банкротстве). В этой связи, вопреки доводам заявителя выбытие имущества, фактически не принадлежащего должнику, не повлекло уменьшение конкурсной массы и нарушение прав кредиторов.

Ссылки заявителя о том, что оспариваемая сделка была заключена через две недели после вручения должнику банком требования об исполнении кредитных обязательств, учитывая отсутствие признаков неплатежеспособности и недостаточности имущества, также не свидетельствует о недействительности сделки.

Отклонены судом и доводы заявителя о наличии оснований для признания сделки недействительной с учетом положений статьи 10 Гражданского кодекса РФ о злоупотреблении правом, поскольку спорная квартира в силу изложенного выше не принадлежала должнику, была приобретена на денежные средства, принадлежавшие детям в результате реализации наследованного ими имущества, денежные средства, полученные в качестве помощи от Приваловой Л.В. (матери должника), а также денежные средства, поступившие в качестве страховых выплат в связи со смертью отца детей.

Согласно пункту 4 статьи 213.24 Закона о банкротстве в ходе процедуры реализации имущества гражданина требования конкурсных кредиторов и уполномоченного органа подлежат рассмотрению в порядке, предусмотренном статьей 100 настоящего Федерального закона.

Согласно данным системы АИС «Судопроизводство» за обобщаемый период Арбитражным судом Амурской области рассмотрено 714 заявления о включении в реестр требований кредиторов должника-гражданина, из них 2 – с применением норм семейного законодательства.

Так, решением Арбитражного суда Амурской области от 08.02.2017 по делу № А04-10200/2016 Кондаков Сергей Александрович признан несостоятельным (банкротом), в отношении него введена процедура, применяемая в деле о банкротстве — реализация имущества гражданина, финансовым управляющим утвержден Дмитров Виталий Владимирович.

В арбитражный суд обратилась Кондакова Виолетта Арнольдовна с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника требований в размере 41 989 474,97 руб., возникших на основании брачного договора от 12.03.32015, в соответствии с которым установлен режим раздельной собственности на денежные средства, причитающиеся Кондакову С.А. по исполнительному производству, возбужденному на основании решения Арбитражного суда Амурской области от 15.10.2014 по делу № А04-4431/2012, с определением 1/2 доли каждому, а также принцип раздельной ответственности супругов по долгам.

Рассматривая указанные требования, суд пришел к выводу о том, что, поскольку между Кондаковой В.А. и Кондаковым С.А. существуют, прежде всего, брачные, а не деловые отношения, нормы семейного законодательства в настоящем случае имеют приоритет специальных норм по отношению к нормам гражданского законодательства и законодательства о банкротстве.

Руководствуясь положениями статей 34, 45 Семейного кодекса Российской Федерации, разъяснениями пункта 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 05.11.1998 N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», учитывая, что условиями заключенного между Кондаковой В.А. и Кондаковым С.А. брачного договора от 12.03.2015 установлен режим раздельной собственности на денежные средства, причитающиеся Кондакову С.А. по исполнительному производству, возбужденному на основании решения от 15.10.2014 по делу № А04-4431/2012, а также режим раздельной ответственности супругов по долгам, суд определением от 17.05.2017 требования Кондаковой В.А. признал обоснованными и включил их в третью очередь реестра требований кредиторов должника в заявленном размере.

Указанное определение не обжаловалось.

Решением Арбитражного суда Амурской области от 30.11.2016 по делу № А04-8607/2016 Телин Андрей Анатольевич признан несостоятельным (банкротом), в отношении него введена процедура, применяемая в деле о банкротстве — реализация имущества гражданина, финансовым управляющим утвержден Евинов Андрей Владимирович.

В арбитражный суд обратилась Телина Светлана Алексеевна с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника требований в размере 945 834, 38 руб., в том числе: 417 544, 51 руб. — по кредитному договору от 06.03.2013 № 232740, 491 178, 62 руб. — по кредитному договору от 17.06.2013 № 249437, 37 111, 25 руб. — расходы по содержанию общего имущества.

Определением от 26.04.2017 заявление Телиной С.А. удовлетворено частично, требования заявителя в размере 491 178, 62 руб., возникшие на основании кредитного договора от 17.06.2013 № 249437, признаны обоснованными и включены в реестр требований кредиторов должника; в удовлетворении требований в остальной части отказано.

Как установлено судом при рассмотрении указанного заявления, в период брака должника и заявителя супругами приобретена квартира общей площадью 61,6 кв.м., расположенная по адресу: г. Хабаровск, ул. Союзная, д. 8, кв. 54 с использованием кредитных средств по кредитному договору № 232740 от 06.03.2013, заключенному между ОАО «Сбербанк России» Телиным А.А. и Телиной С.А.

Обосновывая заявленные требования, Телина С.А. указала на то, что с июля 2014 года платежи по кредитному договору № 232740 от 06.03.2013 вносились ею единолично; до даты заключения Соглашения о разделе имущества по кредитному договору ей было уплачено 193 783, 70 руб. основного долга и 641 305, 32 руб. – процентов; поделив указанную сумму в солидарном соотношении, заявитель просил включить в реестр требований кредиторов должника сумму задолженности по кредитному договору в размере 417 544, 51 руб.

Кроме того, заявитель просил включить в реестр требований кредиторов должника расходы по содержанию общего имущества – квартиры № 54 в доме № 8 по ул. Союзная в г. Хабаровске в сумме 37 111 руб. 25 коп., ссылаясь при этом на то, что она в полном объеме вносила плату за жилье и коммунальные услуги (не связанные с фиксацией по счетчикам); за период с июля 2014 года до даты заключения Соглашения о разделе имущества 28.12.2015 Телиной С.А. было уплачено 68 876, 11 руб.

Как установлено судом, между Телиной С.А. и Телиным А.А. заключено соглашение о разделе части общего имущества бывших супругов, в соответствии с пунктом 3 которого в связи с передачей Телиной Светлане Алексеевне в собственность 100 процентов доли в имуществе, указанном в пункте 1 настоящего Соглашения (четырехкомнатной квартиры), компенсация Телину Андрею Анатольевичу не выплачивается. Стороны совместно подают в ПАО «Сбербанк России» заявление об исключении из Кредитного договора № 232740 от 06.03.2013, заключенного между ОАО «Сбербанк России» и созаемщиками Телиной Светланой Алексеевны и Телиным Андреем Анатольевичем для приобретения объекта недвижимости, указанного в п. 1 настоящего Соглашения, Телина Андрея Анатольевича, как Созаемщика и о переоформлении полностью кредитнйх обязательств по указанному в данном пункте Соглашения кредитному договору на Телину Светлану Алексеевну.

В связи с заключением Соглашения, Телина С.А. добровольно отказывается от своих прав в части долгов в счет погашения коммунальных услуг, связанных с владением квартирой, указанной в пункте 1 настоящего Соглашения, суммы всех долгов по кредитному договору № 232740 от 06.03.2013, заключенному между ОАО «Сбербанк России» и созаемщиками Телиной Светланой Алексеевны и Телиным Андреем Анатольевичем для приобретения объекта недвижимости (пункт 4 соглашения).

Соглашение вступило в силу с момента его подписания сторонами (пункт 7 Соглашения).

Отказывая в удовлетворении требований в указанной части, суд, со ссылками на положения статей 34, 39 Семейного кодекса Российской Федерации указал на то, что с даты подписания сторонами Соглашения о разделе части общего имущества бывших супругов от 28.12.2015 Телина С.А. не вправе предъявлять к Телину А.А. требования в части возмещения долгов по кредитному договору № 232740 от 06.03.2013, а также долгов по оплате коммунальных услуг, связанных с владением квартирой, расположенной по адресу: г. Хабаровск, ул. Союзная, д. 8, кв. 54.

Рассматривая требования заявителя в части включении в реестр требований в размере 491 178, 62 руб. по кредитному договору от 17.06.2013 № 249437 суд установил, что в период с июля 2014 года по ноябрь 2016 года Телиной С.А. были внесены денежные средства в счет исполнения обязательств по указанному кредитному договору в общей сумме 982 357, 25 руб., в том числе: основной долг – 746 538 руб., проценты – 235 819, 25 руб. Соглашения между Телиным А.А. и Телиной С.А. в части распределения обязательств по вышеуказанному кредитному договору не заключались.

Пунктом 3 статьи 39 СК РФ предусмотрено, что общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям.

Согласно пункту 2 статьи 45 СК РФ взыскание обращается на общее имущество супругов по общим обязательствам супругов, а также по обязательствам одного из супругов, если судом установлено, что все, полученное по обязательствам одним из супругов, было использовано на нужды семьи.

Таким образом, для возложения на второго супруга солидарной обязанности по возврату заемных средств обязательство должно являться общим, то есть, как следует из пункта 2 статьи 45 СК РФ, возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо являться обязательством одного из супругов, по которому все полученное было использовано на нужды семьи.

Пунктом 2 статьи 35 СК РФ, пунктом 2 статьи 253 ГК РФ установлена презумпция согласия супруга на действия другого супруга по распоряжению общим имуществом.

Удовлетворяя требования заявителя в указанной части, суд, учитывая, что Телиным А.А. не заявлено возражений в части предъявленных требований по кредитному договору от 17.06.2013 № 249437, не опровергнуты в порядке статьи 65 АПК РФ доводы Телиной С.А. о том, что кредитный договор заключен для нужд семьи, указал на обоснованность выводов заявителя о солидарном распределении обязательств по выплате заемных средств по указанному договору.

Прим. Апелляционная жалоба ответчика на указанное определение возвращена судом апелляционной инстанции по заявлению апеллянта.

Таким образом, анализ практики применения Арбитражным судом Амурской области положений Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», касающихся банкротства граждан, связанных с семейными отношениями, за обобщаемый период показал отсутствие проблемных вопросов при рассмотрении судом дел о банкротстве граждан, в том числе при рассмотрении споров, касающихся требований о включении в реестр требований кредиторов должника, оспаривании сделок должника.

Вместе с тем, имеется вопрос, касающийся применения судом норм семейного законодательства при рассмотрении ходатайства должника о получении из конкурсной массы денежных средств на оплату личных нужд.

Так, согласно пункту 2 статьи 213.25 Закона о банкротстве по мотивированному ходатайству гражданина и иных лиц, участвующих в деле о банкротстве гражданина, арбитражный суд вправе исключить из конкурсной массы имущество гражданина, на которое в соответствии с федеральным законом может быть обращено взыскание по исполнительным документам и доход от реализации которого существенно не повлияет на удовлетворение требований кредиторов. Общая стоимость имущества гражданина, которое исключается из конкурсной массы в соответствии с положениями настоящего пункта, не может превышать десять тысяч рублей.

Согласно пункту 39 Постановления Пленума ВС РФ от 13.10.2015 № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан» при рассмотрении дел о банкротстве граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, суды должны учитывать необходимость обеспечения справедливого баланса между имущественными интересами кредиторов и личными правами должника (в том числе его правами на достойную жизнь и достоинство личности).

Указанное обстоятельство подлежит учету судом, рассматривающим дело о банкротстве, при рассмотрении ходатайства финансового управляющего о предоставлении ему доступа в принадлежащие должнику жилые помещения, к адресам и содержимому электронной и обычной почты гражданина и т.п., а также при рассмотрении ходатайства должника о получении из конкурсной массы денежных средств в разумном размере на оплату личных нужд. Названные ходатайства рассматриваются судом в порядке статьи 60 Закона о банкротстве.

Как показывает практика применения Арбитражным судом Амурской области указанных положений, рассматривая ходатайство должника о получении из конкурсной массы денежных средств на оплату личных нужд, суд определяет размер таких денежных средств, опираясь на установленный в регионе прожиточный минимум, закрепленный Федеральным законом от 24.10.1997 № 134-ФЗ «О прожиточном минимуме РФ» как на государственный ориентир в области социального обеспечения.

В практике имеются примеры, когда, обращаясь в суд с таким ходатайством, должник, на иждивении которого имеется несовершеннолетний ребенок, просит выделять ему ежемесячно в течение срока проведения процедуры банкротства из конкурсной массы денежные средства на оплату личных нужд в размере, составляющем сумму величин прожиточного минимума, установленного и в отношении заявителя, и в отношении ребенка.

Так, например, в Арбитражный суд Амурской области в рамках дела № А04-8103/2017 о несостоятельности (банкротстве) Тюриной Ирины Валерьевны обратилась последняя с ходатайством о получении из конкурсной массы денежных средств на оплату личных нужд, в котором просила выделять ежемесячно в течение срока проведения процедуры реализации имущества должника из конкурсной массы денежные средства на оплату личных нужд ее и двух несовершеннолетних детей в размере 38 394 руб., что составляет сумму установленных Постановлением Губернатора Амурской области № 228 от 02.11.2017 величин прожиточного минимума для жителей северной зоны области.

Рассмотрев указанное заявление суд, с учетом необходимости соблюдения баланса интересов как должника и его несовершеннолетних детей, так и кредиторов, учитывая, что на момент рассмотрения требований величина прожиточного минимума для трудоспособного населения составляла 11 795 руб., для детей – 11 468 руб. (Постановление губернатора Амурской области № 228 от 02.113.2017) удовлетворил заявленные требования, установив размер подлежащих выделению должнику денежных средств в сумме 34 731 руб. (11 795 руб.+11 468 руб.+11 468 руб.), отказав в удовлетворении требований в остальной части в отсутствие доказательств необходимости выделения заявителю денежных средств, размер которых превышает сумму утвержденного на тот момент прожиточного минимума.

При анализе практики рассмотрения другими судами аналогичных требований выявлены случаи, когда судом учитывается обязанность содержания несовершеннолетних детей, возложенная на обоих родителей.

Так, например, в Арбитражный суд Челябинской области в рамках дела № А76-16184/2015 о несостоятельности (банкротстве) Шишкова Андрея Викторовича обратился последний с заявлением об исключении из конкурсной массы денежных средств, необходимых для проживания должника и его несовершеннолетней дочери (оплаты личных нужд) в размере 19 640 руб. ежемесячно до изменения размера прожиточного минимума в Челябинской области, начиная с 04.05.2016.

Пунктом 1 ст. 80 Семейного кодекса Российской Федерации установлено, что родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей. Данная обязанность в силу п. 1 ст. 61 Семейного кодекса Российской Федерации является равной для обоих родителей.

Ссылаясь на указанные положения, Арбитражный суд Челябинской области в определении от 11.10.2016 по делу № А76-16184/2015, оставленном без изменения Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.11.2016, Постановлением Арбитражного суда Уральского округа, учитывая отсутствие доказательств того, что мать ребенка Чернова Ульяна Игоревна является нетрудоспособной или находится на иждивении, удовлетворил требования заявителя частично, определив исключать ежемесячно из конкурсной массы, формируемой в деле о банкротстве гражданина должника – Шишкова А.В., за счет сумм его дохода, денежные средства в размере, не более величины прожиточного минимума для трудоспособного населения и 50 % величины прожиточного минимума для детей, действующей на территории проживания должника.

Поскольку практика рассмотрения судами заявлений должника о получении из конкурсной массы денежных средств на оплату личных нужд, в том числе, в размере прожиточного минимума, установленного для детей, при том, что заявитель состоит в браке (ребенок имеет обоих родителей), в регионах отличается, а также, учитывая принцип пропорционального распределения между супругами общих долгов и совместного имущества, возникает вопрос: стоит ли учитывать обязанность обоих супругов заботиться о несовершеннолетних детях в качестве основания для выделения лишь 50% величины прожиточного минимума для детей при рассмотрении таких требований?

По нашему мнению указанная обязанность родителей в силу положений СК РФ является личной и неделимой обязанностью каждого из них.

Выводы

1. Анализ практики применения отдельных положений Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», касающихся банкротства граждан, связанных с семейными отношениями, выявил крайне незначительное количество споров, по которым подлежат применению нормы семейного законодательства, что исключает возможность выявления и формирования правоприменительных подходов в практике рассмотрения указанной категории дел, равно как и постановки проблемных вопросов применения норм семейного законодательства в делах о несостоятельности граждан.

Отменные (измененные) судебные акты, явившиеся предметом настоящего обзора, отсутствуют.

2. Выявленные различия в подходе к рассмотрению заявлений должника о получении из конкурсной массы денежных средств на оплату личных нужд в интересах несовершеннолетних детей должника, при том, что заявитель состоит в браке (ребенок имеет обоих родителей), применительно к обозначенному в настоящем обзоре вопросу предлагаются к обсуждению с участием суда кассационной инстанции.

Судья С.В. Башарина

Помощник судьи Е.В. Фролова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *